Главная
Воскресенье, 27 мая 2018 год

 


Официальный сайт администрации Балашовского муниципального района Саратовской области

Официальный сайт администрации Балашовского муниципального района Саратовской области

Париж. Левый берег

Одна знакомая дама как-то сказала:
- Я хотела бы пожить где-то с месяц в Париже, и чтобы каждое утро начиналось у меня в кафе, типа я сижу за столиком, пью кофе с молоком, кушаю круасан, звучит аккордеон; бархатный баритон тихонько мурлычет свой малопонятный шансон, а я кайфую, а мне спешить абсолютно некуда...
Мечтать оно, вообще-то, не вредно, но неплохо бы при этом как-то прикинуть мечты на реальность.
 

Декабрь 2017 года, канун католического Рождества, 15-й округ Парижа, раннее утро, я иду в булочную ("Артизан буланжери" - т. е. они сами булочки-круасаны пекут), за прозрачными витринами кафешек сидят парижане и парижанки - каждый (-ая) за своим маленьким столиком, каждый (-ая) пьёт свой кофе - в основном, чёрный, безо всяких тебе круасанов - кто в газету уткнулся, кто в мобилу - а я, как уже было сказано, иду в булочную и вот именно там беру "до круасан" (в смысле два), "ун багет" (т. е. длинный батон, а то есть ещё "петит багет" - маленький батон), и "пан-о-шоколад" беру (булочка с шоколадной начинкой). Утренний кофе будем дома пить, всем семейством - русский дед (я), дочка с мужем и внук - это как раз для него, единственного и любимого -  "пан-о-шоколад", и, что интересно, - парижане (дочь и зять) пьют только кофе, как и большинство их земляков: реально значительная часть обитателей столицы Франции не завтракает... спрашивается, почему? По разным причинам, главная из которых - культ худого тела. Но точно, что не из экономии...
Я очередной раз задействован в качестве деда на период праздничных каникул внука в садике. Думал всё это время играть с ним в шахматы - ан нет, он предпочитает  строить башню из фигур и грызть чёрного короля. Научил юношу играть в шашки - "в чапая" на щелбаны - понравилось. Сыграли приблизительно 843 раза. Сам не рад был, что научил...
Если я снова претендую на читательское внимание, то исключительно в связи с обозначившимися новыми культурно-историческими реалиями 15-го округа, в котором поселилось семейство моей дочки и который кардинально отличается от весёлого, плебейско-мигрантского 18-го округа, где семейство проживало раньше на улице Маркаде.
Левый берег Сены это совсем другой Париж.
Конкретно 15-й округ более престижен (сравнительно с прошлым - 18-м). На дочкиной службе как узнали, что она приобрела тут квартиру, сразу стали глядеть на неё иначе и как-то иначе даже интонировать традиционное утреннее "бонжур".
Буржуазный спальный район. Эйфелева башня - в прямой видимости (хотя она в 14-ом округе), пешего хода до неё - 38 моих минут... но это только я один к ней ходил, парижане вообще пешком не ходят, им некогда: "Что наша жизнь? Метро, болё, додо..." - поётся в какой-то местной песенке ("болё" - работа, "додо" - сон).
Дочкино семейство теперь проживает на "рю Брансьон" - улице имени колонеля (полковника) 5-го линейного полка Брансьона, который в  позапрошлом веке во время Крымской войны в Севастополе отличился - при штурме Малахова кургана  водрузил французское знамя на захваченном Камчатском люнете, а сразу после этого  поймал русскую пулю в свою героическую французскую голову.
Квартира какая-то странная. Первый этаж (не престижно) - бывшая антикварная лавка, даже вывеска сохранилась с давних-предавних пор и витрина, за которой теперь стоит моя кровать. Хозяева продали квартирку относительно дёшево, потому что предыдущим жильцом был какой-то полупомешанный анархист - на стенах имели место соответствующие атрибуты - буква "А" в красном круге (знак называется "Мама-анархия") - а также было у нашего анархиста интересное хобби: в день рождения батьки Махно (8 ноября) этот придурок салютовал из личного револьвера в воздух на внутреннем дворике, что многим жильцам категорически не нравилось. За квартиру он не платил из принципа, также из принципа нигде не работал. Выселили его с большим трудом. Он не изгадил тут только ванну, потому что считал купание буржуазным предрассудком.
Вот в такой квартире деточки мои теперь и живут. В ситуации перманентного (и, я полагаю, вечного) ремонта...
А напротив - парк. Прекрасный парк,  с вековыми деревьями, с горой из каменных блоков, со спортивными снарядами и дорожками, по которым вечно кто-то бегает. Тут когда-то бойня была, от бойни осталась башня, на которой когда-то стоял аукционист и орал:
- Нормандская говядина! Вырезка! Три центнера! По двадцать франков за килограмм! Кто больше?
Теперь никто не кричит, башню реставрировали, сделали на ней часы, они ходят очень точно и бьют, обозначая каждый прошедший час моей парижской жизни.
 Парк носит имя французского шансонье Жоржа Брассенса - личность наподобие нашего Высоцкого. Он тут неподалёку в переулочке проживал в середине прошлого века, а помер годом позже своего российского коллеги - в 1981 году.  Шансоны свои пел в самых шикарных монмартрских кабачках. И по Франции - исключительно по Франции! - гастролировал. Его песни теперь считаются национальным достоянием. Любимый ресторан Жоржа как раз тот, который находится в нашем 75-ом доме.
Ресторан вполне банальный, так себе забегаловка...  Но есть нюансы. Снаружи ручки нет. Любой клиент тут не желателен, только знакомые, проверенные, так сказать. Клиент стучит условным стуком. Ему открывают, смотрят и, может быть, запускают внутрь. Клиент платит 30 евро и получает безлимитную еду и безлимитный алкоголь - до самого закрытия заведения.  В конце вечера хор завсегдатаев чаще всего поёт песни своего кумира, а также иные прочие песни. Иногда клиенты выходят во внутренний дворик - покурить. Там-то они познакомились с моим внуком, и мальчик получил эксклюзивное право заходить в зал  из внутреннего дворика и принимать участие в хоре. Мама с папой пытались его отучить - что за моветон навязываться в компанию? - вроде бы, в последнее время таких случаев не было... или они не в курсе - мальчик уже умеет секретить некоторые элементы своей молодой жизни...
Однако вернёмся к нашему шансонье. Жорж состоял некоторое время в каком-то анархистском сообществе. Человек он был тонкий, ранимый, хотя по молодости лет слегка поворовывал, но учитель литературы маленького средиземноморского городка, где прошло детство певца, взял его на поруки и обнаружил в мальчике литературный талант. А на сцену его буквально вытащила исполнительница шансона  Паташу (ударение на последнем слоге). Она поначалу исполняла лично песни Брассенса, а потом сказала, давай, мол, парень, сам, у тебя получится. Жорж долго комплексовал (он ещё и довольно полный был юноша, а в Париже, как известно, культ худого тела), но как-то раз вышел на сцену с гитарой, и - дело пошло...
Одна из самых забавных песен Брассенса "Горилла" (или - "Маленькая горилла"). В двух словах сюжет. Сидел в клетке  самец гориллы, между прочим, девственник. Мечтал он вырваться из клетки и изнасиловать всех женщин... вы его понимаете, не так ли? И однажды сторож клетку не закрыл. Горилла выскочил из клетки, и все женщины кинулись убегать... вы их понимаете, не так ли? И только одна старушка не побежала (вы её понимаете, не так ли?) И судья в длинной мантии тоже не побежал. А напрасно: горилла выбрал в качестве объекта своего сексуального интереса именно судью, и напрасно тот кричал, что это ошибка... судье было очень больно... вы его понимаете, не так ли?  А, между прочим, когда недавно этот самый судья приговорил невиновного к смерти, это ведь тоже была ошибка с его стороны, не так ли?
Песню восприняли как протест против смертной казни. И теперь смертной казни во Франции нет.
Напротив парка имеется бар "Маленькая горилла". Когда он открыт, я так и не понял, попасть мне туда так и не удалось. Поза печали...
Помимо игр с внуком "в чапая" и прогулок по парку мне была предоставлена определённая культурная программа.
Окончание в "БП" №№7-8 от 18 января.